История пьяницы-пекаря с «Титаника», спасшего благодаря выпивке десятки жизней

«Алкоголизм – не шутка!», как поёт тов. Фёдоров, и с этим утверждением сложно не согласиться. Фанаты «зелёного змия» обычно создают немало проблем и себе, и окружающим, но бывают и исключения – это красноречиво доказал на собственном опыте пекарь с печально известного «Титаника», Чарльз Джуфин.

Родился будущий «мессия-пьяница» в 1878 году в Ливерпуле, и выучившись на повара, стал работать по специальности на океанских лайнерах. Главным «хобби» Джуфина вскоре стало самостоятельное изготовление самогонных аппаратов и сопутствующей продукции для личного потребления. Оно и не странно, ведь в пекарне всегда в избытке «стратегически важных» для этого дела исходников – сахара и дрожжей.

Устроившись на элитный «Титаник», где повара были в особом почёте, Чарльз втихаря организовал в своей просторной каюте прекрасно обустроенную точку самогоноварения. В ночь 14 апреля 1912 года, когда «Титаник» познакомился с роковым айсбергом, 33-летний Джуфин уже окончил смену и преспокойно спал в своей каюте, изрядно набравшись собственного продукта. Проснувшись от сопровождавшегося громким скрежетом удара, Чарльз сделал мощный глоток и улёгся обратно, окончательно придя в себя лишь после сигнала общей тревоги.

Разобравшись в сути проблемы, наш синий шеф-пекарь проявил чудеса организованности, невозмутимости и ясности ума. Построив на палубе своих подчинённых, Чарльз отдал приказ вынести из закромов весь хлеб и ещё кое-какие съестные припасы. Его логика была на диво верна, ведь в случае эвакуации (о которой тогда ещё не говорили вслух) спасшимся в шлюпках пассажирам явно не помешали бы запасы провианта!

После стартовых приготовлений пекарь преспокойно спустился в свою каюту с целью промочить горло самодельным вискариком. Отведав забористого пойла, в 0.30 Джуфин уже вновь был на палубе, ведь согласно шлюпочному расписанию ему в случае катастрофы предстояло взять на себя командование одной из шлюпок. Усадив своих подопечных по местам, сам командир отказался к ним присоединиться – мол, на борту и без него хватает достойных джентльменов.

Как вы наверняка догадались, главной причиной отказа было желание пропустить ещё стаканчик-другой в каюте, что наш герой и осуществил примерно в 1.20

Увы, но в этот раз долго наслаждаться любимым напитком было не суждено – вскоре из-под двери в каюту начала прибывать вода, что вынудило Джуфина в который раз очутиться на шлюпочной палубе. Следует отметить, очень даже вовремя, ведь через считанные минуты по лестницам хлынули мощные потоки ледяных океанских вод.

Оказавшись в итоге на прогулочной палубе, пекарь внезапно начал проделывать весьма странные действия, а именно швырять за борт деревянные шезлонги (кстати, не такая уж и простая задачка). Что характерно, никто из присутствующих так и не понял замысла пьяного в стельку повара и даже не попытался ему помочь! Ну а у самого Чарльза времени объяснять не нашлось.


В частности, именно эти его загадочные «маневры» в итоге спасли немало жизней, ведь шезлонги позволили десяткам пассажиров, оказавшихся в воде, не пойти ко дну!
Умаявшись, в 2.10 Джуфин отправился в единственный ещё не затопленный бар в поисках добавки, где и провёл последние минуты существования «Титаника». К корме пекарь добрался уже в тот момент, когда лайнер принял практически вертикальное положение. Закрепившись поудобней, он пустил в ход неприкосновенный запас в виде весьма вместительной фляги и приготовился сделать последний в этой жизни глоток.


В 2.15 злополучный «Титаник» начал полное погружение, бравый же повар преспокойно соскользнул в воду – по его последующим воспоминаниям, даже не намочив волосы! Здесь ему и остальным крупно повезло, ведь судно погрузилось настолько плавно, что даже не вызвало обычный в подобных ситуациях водоворот.

Время от времени прикладываясь ко фляге, Джуфин около 4 утра оказался возле переполненной людьми шлюпки. И хотя места в ней для ещё одного пассажира не нашлось, бедолагу всё же кое-как продержали за руку на плаву до прихода спасительной «Карпатии». К тому времени он пробыл в ледяной воде свыше 2,5 часов, и несмотря на общеизвестный факт о том, что алкоголь не согревает, а наоборот ускоряет переохлаждение, смог выжить.

Кроме того, излюбленное хобби в ту роковую ночь придало Чарльзу столь необходимое в таких условиях спокойствие, хладнокровие и рационализм в действиях. Именно за счёт всего этого он спасся сам и помог выжить многим другим пассажирам.


Позже примерные подсчёты показали, что за 4 часа с момента столкновения с айсбергом и до спасения непотопляемый пекарь выпил по меньшей мере 1,5–2 литра крепкого пойла – самодельного и фабричного виски, джина и прочего.
Вернувшись домой, Чарльз Джуфин после непродолжительного отпуска вернулся на морскую службу. Кстати, его новое место работы, судно «Орегон», также в итоге пошло ко дну, однако после приключения на «Титанике» бывалый пекарь выжил, даже не обратив на столь мелкий инцидент особого внимания. Далее была служба во времена Второй мировой войны и многие другие передряги, во время которых Чарльз неизменно выпивал. Делал он это до самой смерти в 1956 году, заставшей старика в возрасте 78 лет. Говорят, на его могиле красуется скромная, но многозначительная надпись: "Пекарь с Титаника".

Latest
СЛЕДУЮЩИЕ